Как будет работать единая система для борьбы с нелегальным товарооборотом

CNews: Почему систему маркировки товаров «Честный знак» называют не имеющей аналогов в мире?

Дмитрий Алхазов: Система маркировки и прослеживаемости товаров применяется в мире уже около 10 лет. К примеру, в Китае еще в 2007 году такая система была запущена для маркировки лекарственных препаратов, в Бразилии она распространилась на табачные изделия и напитки. Сейчас в мире всего около 10–15 стран, которые внедряют или планируют внедрить подобные системы для борьбы с нелегальным оборотом продукции. Стоит отметить, что в мировом опыте реализации таких проектов по маркировке успешны были те страны, в которых для разработки и запуска привлекался частный партнер.

Но при этом ни в одной стране мира ранее не создавалось единой системы для всех торговых групп на рынке. Как правило, существуют «локальные» решения, распространяемые на конкретные товары, чаще всего, подакцизные. Эти системы не связаны между собой, у них разные операторы, что серьезно усложняет процесс контроля и проверки государственными структурами и увеличивает нагрузку как на производителей, особенно, которые имеют широкую линейку продукции в разных группах, так и на ритейл.

В России же создается единая национальная система маркировки и прослеживаемости, которая к 2024 году должна охватить весь рынок. Это означает, что все участники оборота будут работать в едином пространстве – без адаптации своих бизнес-процессов под разные системы и ведения нескольких учетных записей. Они смогут полностью прослеживать путь своих товаров, получать полную аналитику по объемам и срокам реализации. А для государства единый оператор системы – ЦРПТ – это еще и единый центр ответственности за работу.

2j7a8911-crop_600-450.jpg

Дмитрий Алхазов: Потребитель не будет оплачивать ни создание системы, ни коды для каждого товара

Создание системы «Честный знак» планируется реализовывать в формате ГЧП, что существенно ускорит процесс внедрения и сведет к минимуму бюджетные вложения в проект. Мы полагаем, что в итоге Россия станет первой в мире страной, которая будет анализировать в режиме реального времени большинство товарных сделок.

CNews: Использовались ли при разработке системы маркировки иностранные решения?

Дмитрий Алхазов: Система «Честный знак» – это продукт, который полностью создается командой ЦРПТ. Для работы над проектом были приглашены специалисты, которые обладают исключительными технологическими компетенциями в данной сфере. За плечами нашей команды обширный опыт работы в сфере больших данных и криптографии, разработки биллинговых систем, управления проектами в масштабах всей страны в крупнейших телекоммуникационных и ИТ-компаниях, государственных структурах.

С учетом обозначенных требований регуляторов к уровню информационной защиты мы для работы системы используем российские криптографические алгоритмы. Чтобы осуществлять объективный контроль за объемом производства и продаж на рынке, защиту от корректировок в системе, код с криптозащитой создается для всех товаров централизовано оператором, а не различными участниками рынка. Разработка системы генерации кодов, передача их производителю (через регистраторов эмиссии) и хранение информации – это задачи команды ЦРПТ.

При этом мы активно привлекаем сторонних разработчиков для создания решений по автоматизации конкретных потребностей различных участников рынка, которые возникают при внедрении системы, к примеру, у дистрибьютеров и ритейла. Мы стараемся создать экосистему, которая объединит производителей кассового оборудования, разработчиков систем электронного документооборота и ПО. Это поможет нам находить наиболее эффективные и комфортные решения для бизнеса, которые обеспечат быстрое и финансово выгодное подключение участников рынка. Наши партнеры: «Атол», «Дримкас», «Шрих-М», «Такском», «СКБ Контур», Zebra, «Мойсклад» и другие – постоянно общаются с игроками рынка и презентуют специально разработанные программы для внедрения маркировки. Мы уверены, что список партнеров будет только расти.

CNews: Какова стоимость создания этой системы?

Дмитрий Алхазов: Как частный партнер, ЦРПТ полностью взял на себя расходы и финансовые риски за создание, развитие и поддержание функционирования системы – это более 200 миллиардов рублей на ближайшие 15 лет.

Такие инвестиции обусловлены несколькими причинами. Это не только развитие системы, но и полное обеспечение за свой счет всех производителей в стране так называемыми регистраторами эмиссии – оборудованием для заказа цифровых кодов с криптозащитой для маркировки товара. Кроме этого, в медицинские и лечебно-профилактические учреждения оператор также за свой счет поставит регистраторы выбытия – устройства, которые позволят контролировать процесс получения пациентом льготных лекарственных препаратов. В итоге, по нашим расчетам, на окупаемость проект выйдет не ранее, чем через 7 лет.

Доход ЦРПТ будет получать за услугу по предоставлению кода маркировки и прослеживаемости товара. Исходя из сложности и масштабности проекта, а также его финансовых рисков, на текущий момент мы оцениваем стоимость наших услуг в 50 копеек за единицу товара. При этом в нашей финансовой модели заложено, что для лекарств стоимостью ниже 20 рублей услуга будет бесплатной. Какая будет в итоге финальная стоимость услуг, определит Правительство РФ по итогам согласования соглашения по ГЧП.

CNews: Будет ли внедрение системы давать дополнительную нагрузку на бизнес?

Дмитрий Алхазов: Универсальной формулы, которая расскажет о точных инвестициях для внедрения системы, нет. Понимание этих объемов в конкретной индустрии происходит в процессе технических и инжиниринговых исследований нашей команды. У каждой отрасли есть своя специфика и технологический уровень. Например, по словам производителей табачной продукции, на этапе пилота они не понесли прямых затрат на маркировку в силу наличия необходимого оборудования. Для полного перехода к маркировке и оснащению наиболее высокопроизводительных линий затраты потребуются, но речь идет о суммах, которые в общих расходах компаний данной отрасли представляют собой довольно малую часть.

2j7a8995-crop_600-450.jpg

Дмитрий Алхазов: Мы полагаем, что в итоге Россия станет первой в мире страной, которая будет анализировать в режиме реального времени большинство товарных сделок

Если посмотреть на рынок обуви, где объемы производства сравнительно небольшие и заранее спланированы с учетом фактора сезонности, к тому же нанесение маркировки часто происходит ручным способом, то необходимость инвестиций и их объем кардинально отличаются от рынка табака. И это только два примера, каждую отрасль надо изучать отдельно и глубоко перед тем, как давать какую-либо оценку.

Важно понимать, что помимо борьбы с контрафактом и ростом доли рынка для легальных производителей, система маркировки помогает оптимизировать бизнес-процессы. К примеру, получая в онлайн-режиме из системы данные о движении продукции, производитель может оптимально планировать производство. Он переходит на работу по принципам Just in Time, то есть снижает запасы и повышает оборачиваемость продукции. Система дает возможность экономить на операционных затратах, связанных с процессом обработки грузов, а использование электронного документооборота сокращает объем бумажных документов и повышает эффективность труда. Наличие данных об объемах реализации товара во всех точках продаж значительно увеличивает эффективность маркетинга. Это далеко не все преимущества системы. В результате внедрения все вышеперечисленное снижает себестоимость товара до 10%, что соответственно приводит и к снижению конечной стоимости.

По нашим наблюдениям, когда бизнес понимает все преимущества, которые он получит благодаря внедрению маркировки, стартовые затраты начинают восприниматься совершенно по-другому, потому что в итоге они будут полностью компенсированы.

CNews: Можно ли говорить о том, что в конечном итоге за создание системы заплатят потребители?

Дмитрий Алхазов: Нет, потребитель не будет оплачивать ни создание системы, ни коды для каждого товара. И это легко объяснить. Во-первых, потребители от ее внедрения получают только выгоду: с рынка уйдет нелегальная, контрафактная продукция. Благодаря нанесенной маркировке потребитель может быть уверен, что покупает легальный товар качества, заявленного производителем. Кроме того, он сможет воспользоваться бесплатным мобильным приложением для самостоятельной проверки. Соответственно, если маркировка поддельная или отсутствует, пользователь прямо из приложения сможет создать обращение в контролирующие органы и указать, где нашел контрафакт. За такую активность предполагаются разные форматы поощрения – кэшбеки, акции и другие варианты.

Во-вторых, если говорить о потенциальном росте цен, то, как я уже упоминал выше, внедрение маркировки будет способствовать уменьшению цены на продукцию благодаря снижению ее себестоимости за счет оптимизации большинства процессов у производителей. Мы не видим предпосылок для роста цен в связи с маркировкой.

CNews: Как вы оцениваете опыт уже запущенных проектов по маркировке изделий их меха? Можно ли сейчас оценить эффект от пилотных проектов, которые проходят (табак, обувь, лекарства)?

Дмитрий Алхазов: Система маркировки меховых изделий, разработанная ФНС, – яркий пример эффективности данной меры для борьбы с теневым бизнесом. Она была внедрена в 2016 году, и уже сейчас видна грандиозная разница в официальных данных по рынку. Количество меховых изделий, появившихся на рынке, увеличилось в 13 раз, а реализация в розницу – в 7 раз. Конечно, это не означает, что в России резко повысился спрос на продукцию из меха, мы видим, как рынок начал выходить из тени. Для сравнения: до начала реализации проекта в системе маркировки в Беларуси и России было зарегистрировано 1,6 тысяч участников оборота, по итогам 2017 года их численность составила более 10,2 тысяч участников.

Если говорить про пилоты по табаку и обуви, которые сейчас проходят в системе «Честный знак», то с точки зрения макроэкономического эффекта выводы делать преждевременно. Оценить их можно будет только после наступления обязательной маркировки, когда все производители должны будут работать в системе, а продажа немаркированной продукции будет запрещена. По срокам обязательная маркировка табака начинается с 1 марта 2019 года, обуви – с 1 июля 2019.

Цель пилотов – найти оптимальное решение для быстрого запуска маркировки под каждую торговую группу, учитывая специфику каждого рынка или товарной группы. В экспериментах заинтересованы сами участники, потому что мы совместно с ними отрабатываем все схемы, настраиваем бизнес-процессы, адаптируем нашу систему для комфортного и минимального с точки зрения финансовых затрат эффекта от внедрения ее в текущие процессы производителей. Это доказывает количество участников пилотов на текущий момент – в табаке это почти 100% рынка производителей и более 80% дистрибьютеров, в обуви сейчас участвуют крупнейший российские обувные компании и ритейлеры, пока еще не запустилось массовое подключение, но количество заявок уже превышает 200.

CNews: Что предполагает создание системы прослеживаемости в ЕАЭС?

Дмитрий Алхазов: Важно понимать, что разрабатывая цифровую платформу прослеживаемости ЕАЭС, мы говорим не о единой комплексной системе, а об интеграционном решении. Оно позволит объединить создаваемые или уже запущенные в странах системы прослеживаемости для свободного перемещения товаров через внутренние границы и возможности увидеть их движение с момента ввода в оборот до момента продажи. Ключевую роль здесь играет сохранение полного суверенитета этих национальных систем.

Для чего создается такая система? Она поможет развить интеграцию и сотрудничество участников союза, повысит конкурентоспособность их экономик, будет способствовать снятию барьеров во взаимной торговле, а самое важное – практически полностью исключит возможность реализации контрафактного товара на территории ЕАЭС.

Принципы трансграничного перемещения единичных изделий были проверены в рамках пилотного проекта по прослеживаемости меховых изделий. Сейчас планируется эксперимент в табачной отрасли на территории союза. Его основная задача – проверить решения по трансграничному перемещению товаров массового спроса и протестировать применение в прослеживаемости централизованных источников информации. Итоги эксперимента будут представлены Совету ЕЭК, после чего будет определен порядок применения этих результатов в цифровой системе прослеживаемости ЕАЭС.

CNews: Можете рассказать об архитектуре этой цифровой системы прослеживаемости?

Дмитрий Алхазов: Архитектура включает в себя две составляющие. Первая – это наднациональное решение, которое определяет принципы прослеживаемости, отвечает за ведение централизованных информационных ресурсов и обеспечивает информационный обмен на всей территории союза. Вторая – это национальные системы прослеживаемости государств, созданные в соответствии с требованиями ЕАЭС, но сохраняющие возможность автономной работы на национальном уровне.

Для интеграции этих национальных систем прослеживаемости с единой системой ЕАЭС они должны отвечать общим требованиям. Во-первых, это идентификаторы, используемые при маркировке товаров и способы маркировки, во-вторых – это протоколы обмена и форматы данных, используемые при трансграничном обмене. Такие простые и прозрачные требования к интегрируемым национальным системам позволяют новым участникам достаточно просто подключаться к единой системе.

Следует отметить, что при проектировании архитектуры цифровой системы прослеживаемости ЕАЭС большую пользу принес приобретенный ЕЭК опыт при проведении пилотного проекта по маркировке меха.

CNews: Заплатят ли страны-участники ЕАЭС за внедрение системы или она будет поставляться бесплатно?

Дмитрий Алхазов: Как правило, каждая страна самостоятельно создает национальную систему прослеживаемости. На 2019 год в рамках союза запланирована разработка типового решения, которое будет полностью отвечать требованиям со стороны системы ЕАЭС и может быть использовано членами в качестве национальной системы прослеживаемости.

Что касается платы оператору за услуги: если страны договорились о прослеживаемости товаров в рамках ЕАЭС, это означает, что в каждой из них есть национальная система, которая обеспечивает в рамках данной страны выпуск кодов, процесс прослеживаемости и берет за это плату или не берет плату (этот вопрос каждая страна решает самостоятельно). Между национальными системами прослеживаемости устанавливаются отношения доверия. Это означает, что они доверяют средствам эмиссии, выпущенным другими, и обеспечивают их процессинг. При трансграничном перемещении товаров средства, полученные от выпуска кодов, остаются в стране, выполнившей эмиссию.

Читать новость в источнике CNews

0