Что болит у фарминдустрии?

Фармацевтический рынок – специфический бизнес-сегмент, он принадлежит одновременно двум разным мирам: медицине и розничной торговле. В этой сфере сходятся вместе два направления: традиционный ритейл (как онлайновый, так и офлайновый), и то, что в бизнес-решениях сегодня называют термином compliance, то есть соответствие требованиям регулятора.

Причем, ни одна из этих составляющих не играет доминирующей роли: для фармрынка имеет равное значение как совершенствование обслуживания розничных клиентов, так и неукоснительное исполнение всех требований регулятора. «А законодательная база у нас сегодня, пожалуй, одна из самых сложных в мире, – отмечает Евгений Смирнов, заместитель генерального директора Navicon. – Гораздо сложнее, чем в Европе. Не случайно компания SAP готовит специальное вертикальное решение для фармацевтики РФ – у нас ведь задуман такой детальный контроль над обращением лекарственных средств, который требует особых ИТ-продуктов». Как отрасль справляется с такими вызовами?

Фарминдустрия как ритейл

Фармацевтическая отрасль, ввиду своей сложной внутренней структуры, открывает широкое поле для использования ИТ в целях развития розничного бизнеса. Новые возможности для людей создает, как замечает Григорий Колесников, IT Business Partner Pharmaceuticals компании Bayer, сфера телемедицины: от повышения лояльности пациентов за счет предоставления им электронных услуг до медицинских мобильных приложений, например, контролирующих уровень сахара в крови. Подобные сервисы относятся к важномуклассу социальных услуг, которые реально улучшают качество жизни человека с неизлечимой болезнью, например, за счет автоматического формирования рекомендаций на основе результатов анализов и исследований и с учетом всей предыстории лечения, отмечает Евгений Смирнов.

«Все наши сервисы воплощают корпоративную философию «Без барьера», в основе которой – стремление избавиться от преград между человеком и его здоровьем,- рассказывает Павел Белотелов, руководитель проектов отдела стратегических трансформаций компании Teva. – Например, мы создали «Карту доступности» для маломобильных людей. Это путеводитель по Москве, в котором отмечены оборудованные пандусами и лифтами аптеки, банки, музеи и другие объекты городской среды. Информация о доступных местах постоянно обновляется – добавить новый объект на карту может каждый. Таким образом, люди не просто пользуются сервисом, они вносят личный вклад в создание безбарьерной среды и становятся частью этого проекта».

Новые возможности для медицинских организаций открывают передовые интеллектуальные технологии обработки данных. К их числу относится, например, заполнение необходимых полей в медицинских информационных системах сведениями, полученными в результате распознавания текста, который произносит вслух доктор. Другой пример – роботизированное рабочее место для раскладывания таблеток, предназначенных конкретным пациентам. Такой проект, например, задуман в Пироговском центре – там для одного приема лекарств больничная аптека выдает отделениям около 14 тыс. упаковок.

Накопленный в классическом ритейле опыт автоматического анализа переговоров продавцов с покупателями с целью выявления ошибок в обслуживании сегодня проникает в аптечные сети. Участники обсуждения рассказали о запуске нескольких таких пилотных проектов. Руслан Вагизов, исполнительный директор компании ICL Services, отмечает растущий спрос медицинских организаций на услуги ИТ-аутсорсинга: «По нашему опыту, современной фармацевтике требуется адаптивное сервисное обслуживание ИТ-систем и инфраструктуры, что подразумевает, в частности, поддержку любых сервисных моделей с заданными критериями SLA». Руслан Вагизов поясняет на примере реального проекта, выполненного для фармацевтическойкомпании: «Начав проект по модели аутсорсинга части ИТ-персонала, затем мы разработали сервисную модель взаимодействия с конкретными параметрами SLA, а потом перешли на совместное использование ITSM-системы заказчика. Сервисная модель позволяет заказчику гибко управлять затратами, а ITSM упрощает следование процессам поддержки и позволяет получать прозрачную отчетность по качеству услуг».

ИТ-тренды в фармацевтической отрасли

1.jpg

Источник: ICL Services, 2018

Новые возможности для фармпроизводителей появляются, благодаря высокой гибкости современных ИТ, что позволяет оперативно и эффективно настраивать бизнес-процессы на изменившуюся конъюнктурную среду. Руслан Вагизов приводит примеры реальных ситуаций такого типа: быстрый запуск VIP-поддержки для VIP-пользователей, что подразумевает выделенный телефонный номер, минимальное время реакции, персональное обслуживание, постоянный учет и анализ обратной связи для отслеживания качества сервиса. Еще один пример – оперативный охват новых территорий, включая другие страны. «Мы быстро подготовили инструмент миграции данных и нестандартного ПО пользователей с одной машины на другую и разработали удобный для заказчика подход к распространению образа Windows10, который позволил опередить другие регионы в проекте миграции, без простоев пользователей», – рассказывает представитель ICL Services.

Как выбрать правильный механизм действий в море открывающихся возможностей? Актуальный тренд мировой фарминдустрии – прямые коммуникации малой и средней розницы с фармпроизводителями, вплоть до заключения прямых контрактов между участниками товаропроводящей цепи. Веб-площадки такого рода снижают накладные расходы и сокращают сроки поставок медицинских препаратов, тем самым повышая доступность лекарств в отдаленных регионах. Они запускаются сегодня в разных странах мира, в том числе, в России.

Таблетки с пометкой

До 2024 г. в России должна быть создана система полной прослеживаемости оборота товаров от производителя до конечного потребителя, говорится в поручении премьер-министра Дмитрия Медведева. Через 6 лет она охватит все товарные группы: от сигарет и лекарств до одежды и детского питания. Цель такой системы – борьба с нелегальной продукцией, доля которой в легкой промышленности достигает сегодня 35%, на парфюмерном рынке – 20%, на рынке лекарственных средств – 10%. Ожидается, что за счет снижения объемов контрабанды и контрафакта легальные производители увеличатдолю рынка и объемы производства на 5 — 50% в зависимости от товарной группы.

Дмитрий Марков, министр здравоохранения Московской области говорит еще об одной цели программы маркировки лекарственных средств: «Внедрение нового проекта обеспечит контроль за движением препаратов, их качеством, будет способствовать мониторингу ценообразования и установки предельных розничных цен на лекарственные препараты из списка жизненно необходимых и важных». Согласно закону об обращении лекарственных средств, маркировка всех лекарств станет обязательной с 1 января 2020 г. В феврале нынешнего года стартовал пилотный проект добровольной маркировки лекарств. По оценкам Управления организации государственного контроля качества медицинской продукции Росздравнадзора, только за первые 4 месяца эксперимента из оборота выведено 1,67 млн. упаковок, выявлено нарушений на 500 млн. рублей.

Автоматизация фармкомпании

21.jpg

Источник: CNews Analytics,2018

Пилотный проект по маркировке лекарственных препаратов контрольно-идентификационными знаками предполагает полный контроль их перемещения по рынку: от производителя до конечного потребителя, вплоть до выбытия товара с рынка (в рознице этот вид контроля будет осуществляться с помощью онлайн-касс). Соответственно, у производителей лекарств появляется обязанность наносить средства идентификации на упаковку для медицинского применения, а у субъектов обращения лекарственных средств – своевременно вносить информацию о препаратах в систему мониторинга движения лекарственных препаратов (ИС «Мониторинг»).

Пилот, да не тот

Необходимость введения обязательной маркировки лекарств участники фармрынка не оспаривают, однако по целому ряду аспектов пилотного проекта их мнение и позиции органов власти сильно расходятся. Например, сроки пилота неоднократно переносились и в окончательном варианте эксперимент завершается 31 декабря 2019 г., то есть буквально накануне вступления в силу требования обязательной маркировки. Однако есть сомнения, что в таких временных рамках отрасль успеет провести анализ результатов пилотного проекта и провести необходимую «работу над ошибками». По мнению эксперта из компании «Микроген», пилотный проект сегодня фактически застопорился.

Дело в том, что двумерный код международного образца Data Matrix, первоначально предложенный для маркировки лекарств, впоследствии получил более сложный формат – теперь код маркировки состоит из двух частей: кода идентификации (код товарной позиции по единому каталогу товаров Российской Федерации и уникальный код экземпляра товара) и кода проверки, который формируется с использованием российских криптографических технологий. Вот эта вторая часть кода, которую рынок окрестил «криптохвостом», и стала камнем преткновения.

Павел Белотелов поясняет, что «криптохвост» увеличил длину кода маркировки, а это влияет не только на качество и, соответственно, себестоимость печати кода на бумажной упаковке, но даже на саму возможность разместить требуемоеколичество символов в заданной области. Кроме того, более сложный код маркировки влияет на точность распознавания кода ридерами либо приборами технического зрения, и, следовательно, ограничивает возможность выбора считывающих устройств более дорогими моделями. «Рынок пытается оспорить новый механизм кодировки лекарств, – описывает текущее состояние дел Евгений Смирнов. – Но пока это неочень получается». Текущее противостояние напоминает информационную войну.

Крупные фармацевтические ассоциации пишут обращения в Госдуму и профильному вице-премьеру Татьяне Голиковой с просьбой отказаться от введения криптозащиты при маркировке лекарств по вышеприведенным соображениям, пугают ростом стоимости лекарств и изоляцией на глобальных рынках. Крупные фарм-дистрибьюторы, например, «Катрен», и независимые эксперты, такие как специалисты государственного научного центра «Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей» (НИОПИК), проводят тесты качества и скорости считывания маркировки с криптографической защитой, выполненной чернилами различного качества на бумажных носителях также различного качества. И сообщают о положительных результатах, формулируют рекомендации. По мнению директора НИИ здравоохранения Давида Мелик-Гусейнова, фармкомпании подают регулятору сигнал, что отрасль не хочет заниматься этим проектом, но почему – это вопрос отдельной дискуссии.

«Главная проблема всего большого проекта заключается в том, что к началу обязательной эксплуатации системы мониторинга лекарственных средств должно быть закуплено, как минимум, 350 тысяч сканеров. Однако на настоящий момент нет ясности, что именно нужно закупать фармацевтическим организациям, – подводит итог дискуссии о «криптохвостах» Евгений Смирнов. – Кроме того, в пилотном проекте очень слабо участвуют больницы – буквально единичные организации, а это очень крупный сегмент отрасли. Не исключаю, что дата запуска системы будет сдвинута на более поздний срок».

Круговорот данных в фарминдустрии

Помимо выполнения прямой задачи борьбы с нелегальной лекарственной продукцией, система тотальной маркировки ЛС имеет колоссальный побочный эффект. Механизм отслеживания каждой единицы товара будет фиксировать все операции с ним с моментананесения на производстве метки и до продажи конечному потребителю с помощью средств электронного документооборота и обязательным использованием в документах кодов товара из системы мониторинга. Это означает, что информационная система станет хранилищем ценной информации. Какие данные рынок сможет получить из единой системы мониторинга для того, чтобы совершенствовать свою деятельность? Ответа на этот вопрос нет.

В целом, появление единого хранилища данных о движении лекарственных средств вызывает ряд вопросов, на которые пока нет точных ответов. В частности, в рамках создания единой национальной системы маркировки товаров предусмотрено формирование национального каталога товаров с унифицированными идентификаторами и описаниями, которым будут пользоваться все участники рыночных цепочек: производители, дистрибуторы, розничные сети. Промышленная эксплуатация этого национального каталога запланирована на четвертый квартал 2018 г.

В то же время сегодня существуют отраслевые цифровые каталоги продукции, используемые в работающих информационных системах. Представитель 1С рассказал на заседании секции «Фарминдустрия» о работе компании над систематизацией сведений о товарах народного потребления, с которыми работают информационные системы ритейла: «Предлагается удобный механизм работы с единым реестром данных о ТНП, предназначенный, в первую очередь, для небольших организаций, например, аптек, у которых нет выделенного персонала для ведения информационных баз». Сегодня этот справочник насчитывает приблизительно 10 тыс. позиций, сервис создания нормализованного справочника для новой отрасли ТПН предоставляется бесплатно. Актуальный вопрос гармонизации данных, обращающихся в разных информационных системах, на сегодняшний день не решен, констатировали участники дискуссии.

Участников рынка также волнует вопрос прав собственности на собираемые данные. В распоряжении Правительства № 791-р от 28 апреля 2018 г. зафиксировано обязательство предоставлять информацию о товаре из информационной системы заинтересованным участникам оборота товаров. Однако пока никак не регламентируется степень детализации предоставляемой информации, а также критерии отделения бесплатных данных от платных.

«Работа такой системы обеспечивает полную прозрачность дистрибуторской сети: понятно, сколько, чего и где продается, – говорит Евгений Смирнов. – Сегодня каждый производитель собирает такие данные как может, но рынок в целом не способен видеть никто. Такая возможность появится после запуска системы мониторинга. В этом я вижу мощный стимул для развития рынка фарминдустрии – в механизмах работы с большими объемами отраслевых данных, собираемых из разных источников». Этот эффект председатель совета директоров ЦРПТ Михаил Дубин назвал «свободой оборота данных», которая позволит добиться роста ВВП до 1,5% за счет повышения потребления новых продуктов и сервисов и роста экспортного потенциала.

Вот только для достижения заявленных результатов свобода данных не должна превращаться в анархию. «Главная проблема заключается в том, что в законодательной базе пока не прописаны формы предоставления участникам рынка сведений из системы, и не разработаны механизмы коммерческой продажи этих данных», – уверен Евгений Смирнов. Еще один аспект обращения «свободных данных» отмечает Григорий Колесников: «В фарминдустрии идут различные важные проекты информатизации: маркировка лекарств, работа с электронными рецептами, внедрение Единой медицинской информационно-аналитической системы (ЕМИАС), в которой имеется блок лекарственного обеспечения. Нужны четкие регламенты взаимодействия между собой различных систем и детальная законодательная база таких взаимодействий».

Вот, собственно, и ответ на вопрос о том, каким образом в проекте универсальной платформы маркировки товаров, включающих фармацевтическую продукцию, реализуется принцип государственно-частного партнерства.ЦРПТ планирует инвестировать в проект более 10 млрд. руб. частных средств, а государство обещает участие в проекте в форме устранения регуляторных рисков в новой отрасли. Участники секции «Фарминдустрия» на CNews Forum 2018 составили базовый список таких рисков и вместе с редакцией CNews намерены их мониторить.

Читать новость в источнике CNews

0