Южная Осетия: безальтернативная связь с Россией

CNews: Первый вопрос, который хочется задать по приезду в вашу республику – почему ни у кого, кроме «Мегафона», здесь нет роуминга? Например, у «Билайна».

Хасан Гиголаев: Потому что у «Билайна» здесь нет базовых станций. У нас работает только один сотовый оператор – «Остелеком», подконтрольный «Мегафону». Ни МТС, ни «Билайн» не хотят работать в Южной Осетии. Что касается «Остелекома», то контрольный пакет «Мегафона» составляет 75%, через кипрскую фирму Industri limited. Остальные 25% – у правительства Южной Осетии.

CNews: Я правильно понимаю, что у местного населения есть определенное недовольство качеством работы «Остелекома»?

Хасан Гиголаев: Сейчас уже нет. Раньше такая проблема была, когда «Остелеком» работал на оборудовании Nokia. Сейчас же они полностью переходят на оборудование Huawei, а потому качество связи улучшается. На некоторых базовых станциях пока еще стоит старое оборудование, поэтому проблемы остаются. Но и его скоро демонтируют: заменено около 70%. А всего у нас 70-80 базовых станций, которые обслуживают 67 тысяч абонентов.

Впрочем, отдельная критика со стороны населения остается. Она, в основном, связана с тарифами на роуминг с Россией. Но, к сожалению, некоторые не могут понять, что без роуминга не живет ни одно государство в мире.

CNews: Правда ли, что Nokia отказалась поддерживать оборудование дочерних предприятий «Мегафона» в Абхазии и в Южной Осетии?

Хасан Гиголаев: Да, именно поэтому «Остелеком» перешел на Huawei. Компании надо было расширять сеть, но она не могла этого сделать, так как ей отказывались поставлять оборудование. Сейчас у «Остелекома» есть и GSM, и сети третьего (3G) и четвертого (4G) поколений сотовой связи.

CNews: Вы предпринимали попытки создать второго сотового оператора. Говорили, что CDMA-оператор «Скай Линк» (в настоящее время – «дочка» Tele2) даже завозил оборудование.

Хасан Гиголаев: «Скай Линк» заходил сюда в 2009 году. Государство должно было получить 25% в совместном предприятии. Еще 49% оставались в руках «Скай Линк», а 26% – у частного инвестора Мириана Джиоева. Но государство не вложило финансовые средства, поэтому оборудование «Скай Линка» как стояло, так и стоит. Сейчас компания хочет продать свои акции, но я не знаю, насколько реально это сделать.

20161021110417.jpg

Хасан Гиголаев: «Остелеком» полностью переходит на оборудование Huawei

CNews: Правда ли, что у вас здесь продаются SIM-карты грузинских сотовых операторов?

Хасан Гиголаев: В магазинах точно не продаются. Может, каким-то образом их и можно купить. Но, вообще, грузинская сотовая связь у нас не работает. Разве что в некоторых местах, в приграничных с Грузией районах республики. А до войны у нас работал грузинский сотовый оператор Magticom, который покрывал примерно 60% территории.

CNews: Что стало с его базовыми станциями?

Хасан Гиголаев: Еще в 2004 году их продали в частные руки. Сейчас ими никто не пользуется, так и стоят. У «Остелекома», как и у нашего телевизионного предприятия, собственные базовые станции.

CNews: «Остелеком», помимо сотовой связи, занимается еще и фиксированной?

Хасан Гиголаев: Нет, проводной связью занимается другая компания – «Юг-Телеком», она частная и принадлежит Григорию Кочиеву, который и является ее генеральным директором. То есть у нас два интернет-провайдера: «Остелеком» дает мобильный интернет (около 60 тысяч абонентов), «Юг-Телеком» –фиксированный (2,2-2,4 тысячи абонентов).

CNews: У «Юг-Телекома» есть услуги проводной телефонии?

Хасан Гиголаев: Нет. Ее в принципе практически нет в республике. Где-то 1,2 тысячи абонентов. Ими занимается государственное унитарное предприятие «Электросвязь». Услуг доступа в интернет она при этом не оказывает. Мы вносили такой пункт в инвестиционную программу строительства в Южной Осетии сети доступа в интернет, но это не было реализовано. У нас слишком мало абонентов, поэтому было решено, что двух провайдеров нам хватит.

CNews: Вы писали инвестиционную программу на уровне государственного бюджета? Сколько средств вы хотели потратить?

Хасан Гиголаев: Да, речь о бюджетных средствах, это примерно 130 миллионов рублей. Мы вернемся к этому вопросу при обсуждении бюджета на 2020-21 годы.

CNews: Какие у республики есть магистральные каналы связи?

Хасан Гиголаев: У нас есть один магистральный канал до России. Его между Северной и Южной Осетией проложил «Газпром-Телеком». Именно у них канал арендует северо-кавказский «Мегафон», а мы, в лице ГУП «Электросвязь», в свою очередь, берем у них канал в субаренду для голоса. Емкость канала – 2 Мбит/с. Этого достаточно для голосовой связи, но мы думаем о расширении.

CNews: А какой канал использует «Юг-Телеком»?

Хасан Гиголаев: У них в той же магистрали от «Газпром-Телекома» был арендованный канал емкостью 700 Мбит/с. Сейчас же они взяли отдельное волокно в этом канале и емкость увеличилась.

CNews: Правильно ли я понимаю, что в 2014 году Россия выделила Южной Осетии телефонные коды внутри своего плана нумерации (+7), но при этом «Остелеком» продолжает работать внутри собственного кода?

Хасан Гиголаев: С 2009 года «Остелеком» работает в коде «929» («Мегафон»), который Россия передала нам в безвозмездное пользование. Потом нам выделили еще один мобильный («988») и фиксированный («850») коды. Сейчас код «988» не используется.

CNews: Как у вас обстоят дела с международной телефонией? От вас в любую страну мира можно позвонить?

Хасан Гиголаев: Да, даже в Грузию. У нас есть связь со всеми государствами.

CNews: Что у вас происходит с эфирным телевещанием?

Хасан Гиголаев: В 2018 году мы запустили цифровое телевидение. План строительства рассчитан на 2018-19 годы. Этим занимается предприятие «Теле-радио сети». В 2018 году его специалисты построили четыре базовые станции цифрового эфирного телевидения, в 2019 году построят еще четыре. Таким образом, 95% территория Южной Осетии будет покрыто восемью базовыми станциями. На сегодняшний день охват уже около 75% населения.

CNews: Какие каналы доступны в цифровом виде?

Хасан Гиголаев: У нас есть два мультиплекса из 20 российских каналов. Есть и третий мультиплекс на осетинском языке: он состоит из местной программы «ИР» и северо-осетинской программы «Ирыстон». Мы думаем также добавить еще один канал из Северной Осетии – «Алания».

CNews: А что с аналоговым эфирным телевидением? Оно останется?

Хасан Гиголаев: Да, мы думаем, что до 2022 года оно останется. Все сразу не могут перейти на прием цифрового сигнала, так как в некоторых телевизорах нет цифровых приемников. Поэтому мы подождем, пока все не перейдут.

CNews: А кабельное или IP-телевидение в республике есть?

Хасан Гиголаев: Нет. Но мы планируем в 2020-21 годах сделать IP-телевидение. Пока хватает и эфирного. Зато есть спутниковое – у нас «Триколор-ТВ». Вообще, все российские каналы мы берем именно со спутника.

CNews: А что с почтовой связью?

Хасан Гиголаев: Ею занимается государственное унитарное предприятие «Почто-телеграфная служба Южной Осетии». Налажен постоянный почтовый обмен с Россией.

Читать новость в источнике CNews

0